Анатолий Абрамов: Счастье — это хорошее настроение

 

 

 

 

 

 

 

 

Священник Анатолий Абрамов – клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Раеве – поделился с социологом Инной Ивановой мыслями о времени, пространстве, литературе, музыке и счастье.

«Время – игла проигрывателя»

Инна: Первый вопрос – как бы Вы сказали, что такое время?

Отец Анатолий: Я думал об этом до нашей встречи в связи с произведениями Евгения Водолазкина. Это современный писатель, филолог, у него есть два романа – «Лавр» и «Авиатор», которые получили литературные премии. В этих книгах повествование строится на параллельных ветвях, линиях, которые происходят в разное время. Писатель ставит вопрос о том, что такое время. Для него оно, и я с ним согласен, тесно связано с пространством – во-первых.


То есть время – это земная категория: оно нужно человеку, необходимо, пока он живет здесь, на этой Земле, потому что расставляет события по порядку.

Водолазкин приводит образ, взятый им у Лихачева: сравнивает время с иглой проигрывателя. Она просто идет по пластинкеи музыка играет в правильном порядке от начала к концу.

Время человеческое и время Божье

Отец Анатолий: Время в мире земном – это просто порядок событий. В мире ином и для Бога времени нет, время – это категория пространства. Для Бога все наши события лежат на плоскости, он может их видеть одновременно все сразу.

Метаморфозы времени: как время становится «технологическим»


С одной стороны, время – это категория чисто техническая, с другой стороны, оно связано с пространством, а пространство в разные периоды жизни человека неодинаково.

Отец Анатолий: Например, в детстве пространство – неизведанное. Соседний квартал – это уже далеко для ребенка: чтобы пройти это расстояние, нужно претерпеть разные приключения, что-то преодолеть, и время совсем другое. Как у Гришковца в «Как я съел собаку»: можно бегать, орать целый день, но день закончится. Время в детстве – другое, не скажу, какое, но – другое. Потом, в зрелом возрасте, когда человек все знает – за сколько доедет отсюда до сюда, например, – время становится технологическим, что ли…

Инна: Предсказуемость какая-то есть.

Отец Анатолий: Да.

Категория «время-пространство», или есть ситуации, когда время останавливается

Отец Анатолий: А с другой стороны, есть ситуации, когда время останавливается. Когда мы сидим в каком-нибудь красивом месте и вспоминаем что-то из прошлого, думаем о будущем, то прошлое, будущее и настоящее соприкасаются в один момент времени, который связан с пространством, потому что в другом месте этого не происходит. А может быть, это все одновременно происходит, и ты просто соприкоснулся с пространством, которое как-то сжалось. Поэтому трудный вопрос: «Что значит время?».


Я бы не говорил просто «время», я бы говорил «время-пространство. Как о категориях физики можно говорить отдельно и о том, и о другом, но если говорить философскими категориями, наверное, это – «время-пространство». С одной стороны – время, которое просто ставит события друг после друга, с другой стороны – в котором события могут влиять на время, на твое восприятие этой протяженности»

Инна: То есть, события, привязанные к пространству. Они происходят в пространстве.

Отец Анатолий: Да.

«Мы не в силах прибавить себе роста, времени жизни»

Инна: Я теперь думаю, как сформулировать следующий вопрос, потому что он звучал так: «Каково Ваше личное ощущение достаточности времени в жизни по шкале от 1 до 10, где 1 – очень мало, 10 – вполне достаточно». А если мы говорим про «время-пространство»…

Отец Анатолий: Нет, здесь я бы говорил, наверное, в категориях христианских.


Достаточность … я лично стараюсь подходить со смирением, то есть, столько, сколько Бог отпускает времени, за то я и благодарен..

Инна: А получается, если честно?

Отец Анатолий: Если честно – нет, конечно, всегда хочется сделать больше, чем ты делаешь, всегда хочется успеть в больше мест, прочитать, увидеть, что-то сделать, но мешают уже какие-то свои личные грехи, каждодневные заботы.


Как выйти из «запрограммированности»

Инна: Что помогает Вам, если Вы чувствуете, что начинается то, что мы называем суетой? Например, что помогает вернуться в смирение?

Отец Анатолий: Молитва, медитация как размышление, чтение книги, свой какой-то релакс – приведение себя в спокойное русло.

Инна: Можете сформулировать три таких лайфхака?

Отец Анатолий: Для меня это – я недавно понял, когда настроил свое пианино, и теперь чаще на нем играю – игра на фортепиано.

Инна: И после этого можно сказать, что меняется восприятие времени, что легче перейти к смирению, изменить свое отношение?

Отец Анатолий: Я сейчас говорю о каком-то, наверное, успокоении, просто восприятии вообще действительности. Что касается времени, здесь… побыть с детьми и куда-то попутешествовать.

Инна: А если покопаться – почему? Что в этих практиках такого целительного, почему они помогают?

Отец Анатолий: Музыка – это просто соприкосновение с другим миром, с красотой, с чем-то таким постоянным и прекрасным, которое можно прожить, подумать, насладиться гармонией. Это – гармония, которая тебя настраивает, камертон. И ты входишь в резонанс с этим камертоном, твоя душа тоже становится спокойна, гармонична.


Дети – это, наверное, тоже другой мир, соприкосновение с другим временем.

Инна: Это тоже вхождение в резонанс.

Отец Анатолий: Да, в резонанс со Вселенной.

Инна: А путешествия?


Путешествия – это приключения, возможность вырвать себя из обыденности, запрограммированности, заданности. Это какое-то исключение.

Инна: Выход из автоматического режима.

Отец Анатолий: Да.

«Замысел о человечестве»

Инна: Вы еще упоминали медитацию.

Отец Анатолий: Это – скорее, размышление просто, некий волевой акт, чтобы расставить все по полочкам, вспомнить о том, что есть Бог, что есть промысл, что нет смысла дергаться, суетиться, все равно все будет происходить по Его Промыслу.

Инна: То есть, с Вашей точки зрения, мы можем сказать, что существует замысел Бога о человечестве? В чем он состоит?

Отец Анатолий: Чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Это не я сказал, это Евангелие.

«Бог – это не просто некая идея абстрактная, это – личность»

Инна: Что нам всем как человечеству стоило бы сохранить, передать следующим поколениям, чтобы связь времен не прервалась?

Отец Анатолий: Кажется, здесь нужно договориться о терминах. Что значит «связь времен»?

Инна: Чтобы опыт, мудрость, что-то прожитое ценное, важное, к чему пришло одно поколение, передалось следующему, чтобы не было разрыва, чтобы новому поколению не нужно было с нуля наступать на те же грабли, думать о том же самом.

Отец Анатолий: Все равно так и будет всегда. Ну, что сохранить? Откровения о человеке следует сохранить, пожалуй, потому что откровения – это то, что происходит в соработничестве человека и Бога, а не только зависит от человека; откровения о человеке, о его предназначении. Я, конечно, прежде всего, говорю о Евангелии, наверное, о христианской мысли. Хотя всякая великая музыка, книга, произведение искусства – это тоже откровение, которое нам необходимо сохранять и передавать.

Инна: Можете привести пример нескольких важных для Вас откровений о предназначении человека?

Отец Анатолий: В христианстве сказано об отношениях человека и Бога, о том, что Бог – это отец, который любит своих сыновей и дочерей и промышляет о всем людском роде. Это важное откровение, которое сложно многими осознается и принимается. Потому что человек может обращаться к Богу непосредственно. То есть Бог – это не просто некая абстрактная идея, это – личность, и у него есть замысел о человеке, кульминацией которого явилось пришествие Мессии.


И Новый Завет о любви как о высочайшем законе и вершине всех добродетелей, а высшая точка любви – это самопожертвование ради другого человека.

Инна: Как это показал Христос.

Отец Анатолий: Да.

«Человек – это творение Бога, причем его любимое творение»

Инна: Как бы Вы сказали, что значит человек?

Отец Анатолий: Наверное, первое, что приходит в голову – это образ и подобие Божие. Человек – это творение Бога, причем, его любимое творение.

«Образ и полобие Бога все-таки состоят в разумности творческой составляющей человека«

Инна: Что отличает человека от нечеловека?

Отец Анатолий: По его, Бога, подобию все-таки, человек – это человек. А иногда бывают люди, которых сложно назвать людьми.

Инна: Богоподобие – это как раз способность совершить жертву?

Отец Анатолий: Это да, но это – высшая точка, а образ и подобие все-таки состоят в разумности творческой составляющей человека, в том, что человеку дан этот мир, чтобы он о нем заботился. Как-то так. Да, именно с этой позиции, наверное, нужно смотреть. Не все же люди умирают за других.

Инна: Но это может быть необязательно о смерти, это может быть, что угодно: сидеть на гречке ради того, чтобы ребенок не мучился с животиком.

Отец Анатолий: Да, такие маленькие жертвы. Человека от нечеловека что отличает? Человек уникален все-таки, мы же не можем человека сравнить животными.

Инна: С точки зрения антропологии, конечно, можем. Мы же сухие исследователи, мы все можем, можем лягушку препарировать ради науки.

Отец Анатолий: Но мы же высокоразвитые животные. Но, в принципе, язык и творчество есть и у животных. Я не знаю… самопожертвование.

Инна: Высокоразвитость?

Отец Анатолий: Да, если так говорить, чем люди отличаются? Тем, что они просто более высокоразвитые, научились делать такие штуки, которые животные не умеют. Здесь поле для размышления…

«Я живу, чтобы исполнить роль Бога в себе«

Инна: Вам приходилось задумываться о том, зачем вы живете?

Отец Анатолий: Да, приходилось задумываться.

Инна: К какому ответу Вы для себя пришли в данный момент; понятно, что этот ответ может меняться, но сейчас есть сформулированный ответ?

Отец Анатолий: Для того, чтобы выполнить какую-то свою миссию, исполнить волю Бога о себе.

Инна: Как Вы понимаете, что приближаетесь к этому исполнению?

Отец Анатолий: В каждый момент времени мы делаем выбор – исполнять или не исполнять, поэтому иногда получается – и стратегически, и тактически. То есть, тактически какие-то просто действия свои повседневные, и стратегически – в смысле какого-то своего служения, своей деятельности, своей семьи.

Инна: Как Вы отличаете, что здесь я услышал, а здесь куда-то ушел в сторону?

Отец Анатолий: Когда грех совершаешь, делаешь что-то плохое – ты ушел в сторону. Просто в христианстве нет фатума, нет одной дорожки, по которой ты должен прямо пройти, и тогда ты исполнил волю Бога. Дело же не в этом.


Христианство – это: делай что хочешь, но оставайся человеком, оставайся христианином. Здесь я могу быть священником, водителем или еще кем-то, но при этом я буду исполнять волю Бога. Я могу делать то, что мне нравится, но на этом пути нужно оставаться человеком, во-первых, и, во-вторых – христианином.

Когда время становится общим

Инна: Как Вы чувствуете, воспринимаете время?

Отец Анатолий: Мне кажется, особого восприятия нет, просто делаю и делаю что-то. Знаю, сколько нужно затратить времени, стараюсь его экономить, понимаю, что время – это бесценный ресурс, который невосполним, но иногда бывает то, о чем я говорил.


Иногда время просто расширяется и становится таким общим, что ли, временем, такой рекой, в которой сливаются прошлое, настоящее, будущее. Сложно сказать. В какие-то моменты размышления, получается прорыв в другое состояние или «измерение».

Инна: Что бы Вам хотелось оставить после себя?

Отец Анатолий: Честно, не знаю – хотелось бы пока какую-то добрую память в людях, которым я служу, и детей-христиан.

31 – это не так много

Инна: Сколько Вам лет и что Вы думаете о своем возрасте?

Отец Анатолий: Мне 32. Недавно я понял, что я думал, что мне 31, забыл, что мне 32 уже. Немножко удивился, но подумал, что 31 – это не так много.

Инна: А много – это сколько?

Отец Анатолий: Наверное, скажу, когда наступит. Пока не знаю. Мне дед, например, говорил, что в 50 лет жизнь только начинается. Я не знаю, что будет, честно говоря, но поймем, когда там будем, если будем.

Инна: Мой отец тоже так говорит, потому что в этом возрасте появляются внуки. Он мне сказал: «Когда появляются внуки, то ты чувствуешь, что вот оно началось, наконец-то, началось».

Счастье – это хорошее настроение

Инна: Последний вопрос: слова силы для человека, который суетится, «зашивается». Что бы Вы сказали, может быть, даже посоветовали сделать, чтобы человек успокоился, вернулся в свое ресурсное спокойное состояние?

Отец Анатолий: Честно говоря, какие-то обобщающие вещи всегда в силу своего служения сложно говорить, потому что для каждого все по-разному.


Кому-то надо книжку почитать, кому-то просто час побыть одному, кому-то наоборот. Мне рассказывал человек, который для того, чтобы успокоиться – ехал на вокзал, садился на вокзале, потому что все спешат, а он на фоне этого такой спокойный.

Инна: Все относительно.

Отец Анатолий: Конечно, – кто-то должен сесть в машину, погоняться, проехаться. Мне кажется, здесь важно скорее успокоиться не в смысле какого-то времени, а все-таки пространство сюда включить тоже, потому что они связаны.


Если ты свое пространство успокоишь вокруг себя, то и время успокоится.

Здесь, наверное, важно комфортное пространство в смысле территории вокруг тебя, которое приводит тебя в хорошее настроение. Как говорил один батюшка: «Что такое счастье? Счастье – это хорошее настроение».

Инна: Спасибо Вам огромное!


Читайте нас в социальных сетях:

Facebook

Instagram