Нино Самсонадзе: Игра с бесконечными оттенками внутренних состояний ─ потрясающее счастье жить

Специалист в области социально-психологических и прикладных аспектов управления, автор и ведущая многочисленных курсов, тренингов и программ по развитию креативности, различных программ по лидерству Нино Самсонадзе делится своими мыслями о том, как развивается человечество на современном этапе с социологом Инной Ивановой.

«Вероятностность мира теперь зависит очень сильно от того, какое внутреннее решение принимает каждый человек»

Инна: Нино, чувствуете ли Вы, что существует некая угроза, риск трансформации человека как вида?

Нино: Есть риск эволюции человека как вида. Любые версии апокалиптического мышления, конечно, имеют место быть. Но мне кажется, что, за исключением столкновения Земли с какой-нибудь кометой, сошедшей со своей линии, все остальное – это то, с чем можно работать. Что такое катастрофа? Это то, с чем ты не можешь ничего сделать. Потому что она наступает резко, в 8:15 утра – бац, яркая вспышка, невыносимый звук, и мир остановился [разговор состоялся после посещения выставки Такаси Мураками «И будет ласковый дождь» в Музее Гараж с куратором Екатериной Иноземцевой, которая прокомментировала, что лейтмотив творчества художника ─ взрыв атомной бомбы над Хиросимой в 8.15 утра 6 августа 1945 года]. А те тенденции, которые сейчас я вижу, ощущаю, чувствую, они, скорее, переплетаются, они разные, и они очень сильно зависят от того, как мы об этом думаем, как мы об этом говорим, что мы по этому поводу делаем или не делаем.


Вероятностность мира теперь зависит очень сильно от того, какое внутреннее решение принимает каждый человек.

«Пока существует идентичность сознания, я обладаю правом выбора»

Нино: Я себя воспринимаю в очень конкретной точке в очень конкретное время. Я не могу в одно и то же время быть в двух разных местах, не могу раздвоиться, растроиться, распятериться. Разве что голограмму свою в комнате поставлю, может быть, это технологии сделают, но все равно – буду я здесь, а там – мое изображение. Пока еще есть физическая идентичность точки, есть идентичность сознания, поэтому все возможно перевернуть, переделать на хороший лад. Тогда получается, что в каждой точке «я» обладает правами творца. Я обладаю правом выбора – «этому быть», «тому не быть», «делать это», «не делать то». Я в своей точке, где нахожусь, творю то, что со мной сейчас происходит. И исходя из этого кажется, что нет угрозы.

Мозг любит экономить усилия

Инна: На основе чего происходит выбор?

Нино: Есть теория, что наш мозг принимает решение еще до того, как мы включим сознание. На самом деле, наша сознательная часть, особенно та, которая является рациональной, одобряет уже принятое решение, навешивая на него аргументацию. Потому что мы на самом деле не знаем, как именно мы принимаем решения.

Мы знаем только одно: мы их принимаем и можем отдавать себе отчет в том, как часто мы принимаем похожие решения в похожих ситуациях. Этот выбор становится устойчивым и превращается в некую черту, устойчивую часть жизни.

Инна: Почему? Потому что результат нравится?

Нино: А тут уже непонятно. Потому что работает накопление принятых решений. Формируются твои привычные траектории. И чтобы их сбросить, нужно что-то очень сильное – кризис или катастрофа.


Мозг любит экономить усилия, и для него, если что-то много раз было повторено и получилось хорошо, переходит в автоматический режим принятия такого решения в дальнейшем. И только в острый момент возникает ситуация, когда тебе надо думать и принимать решение.

Мы останавливаемся только в очень ключевых, реально жизненно важных, определяющих реальные «развилки» жизни, моментах. Когда у тебя появляется альтернатива – быть с этим человеком или не быть, идти в это место или в другое. Только тогда у нас формируется огромное, мощное переживание. Возникают эмоции, нет привычного  потока, нет быстрого прохождения, при котором ты не задумываешься. Особенно трудно решать, когда речь идет о длинных кусках жизни, тем более, не очень определенных, таких, как, например, выбор будущей работы. Что-то спонтанно случается, а потом ты долго это внутренне принимаешь. Вот это принятие – и есть внутреннее принятие решения: и так, и так, и эдак, еще двадцать пять раз надо подумать…

«Слово «осознанность» стало общеупотребимым и начинает раздражать»

Инна: Это имеет какое-то отношение к осознанности?

Нино: Хорошее слово, очень его люблю. Но есть одна проблема.  Осознанность – это термин, «вытащенный» из учений и часто используемый в псевдопсихологической болтовне без понимания самой сути процесса.


Слово «осознанность» стало общеупотребимым и начинает раздражать.

Неверно каждое принятие решения называть осознанностью. Если ты принимаешь  какую-то концепцию или, вернее, учение о мироздании, о человеке, о сознании, о том, как это все соединяется, то всегда возникают масштабные вопросы к самому себе. Это огромные инвестиции времени. На ведение жизни, продуктивную деятельность с пользой для других тебя может просто не хватить. И близким людям может быть плохо от этого, и они скажут тебе: «Зачем нам твоя осознанность?».


Гораздо интереснее говорить о восприимчивости, о расширении восприятия, постижении самого себя.

Если тебе что-то дорого, помимо какого-то неведомого спокойствия, так делай это. Ничего нет, кроме того момента твоей жизни, который должен быть. Это и есть реальное проявление твоего бытия, утверждение твоей бытийности. В неосознанном состоянии это невозможно. Потому что постижение  это немножко другой процесс. У меня была одна интересная схема немецкого ученого Арне Дитриха про виды креативных процессов. Он предложил теорию креативности, построенную на четырех основных элементах и базирующуюся на функционировании разных нейросетей головного мозга согласно этим элементам. Анри Дитрих выделяет две контрастные области знаний – эмоциональная и когнитивная – и два контрастных типа творческого процесса – спонтанный и преднамеренный. Я добавила еще одну область знаний – коммуникационную – и разделила преднамеренный творческий процесс на эмоциональный и осознанный. Осознанный процесс – это когда ты говоришь себе: «Я отдаю себе отчет в том, что я делаю, и в том, что у этого могут быть предполагаемые последствия, а также те,  которые я не предполагаю. Но готов я к ним или не готов, они будут».

Инна: Это ближе к понятию ответственности.

Нино: А, собственно, об этом и идет речь. Уж если ты человеческое существо, то будь добр соответствовать этому…

«У нас нет процессов отдельно внутренних, отдельно внешних»

Инна: Нино, постижение самого себя – это в Вашей картине мира процесс скорее внутренний? Или у каждого это происходит по-своему?

Нино: У нас нет процессов отдельно внутренних, отдельно внешних, потому что мы являемся очень странными существами. Мы кажемся себе замкнутыми внутри своего тела, в оболочке из кожи. Но внутри нас живет целый мир. На том уровне знаний, который у нас есть сейчас, смешно разделять внутренний и внешний процессы. То есть мы извне закрыты, внутри открыты и наоборот.

Есть интересный тезис о том, что для нас внутренний мир реален, а внешний – субъективен. То есть вот такая игра. Но если человек считает, что его чувства – это не его чувства, то с этим надо что-то делать. Потому что эмоции и чувства – это четкие сигналы отношений с внешним миром, с другими людьми. Как миром собственным, так и с внутренними мирами других людей. То есть мы никогда не понимаем, мы внутри или снаружи.

И чувствуешь себя все время частицей, которая то волна, то корпускула, то она тут, то она там. Но при этом мы не сходим с ума, мы понимаем: да, слава тебе, Господи, есть сила тяготения, физическая реальность, у нее есть некий вектор – горизонталь, вертикаль.

Инна: А коммуникационные технологии что-то изменили в этой схеме взаимодействия?

Нино: Изменили,  конечно. Дело в том, что наш внутренний мир умножился.

Инна: У нас появилось больше сущностей, ролей?

Нино: Возникла  добавленная реальность в виде виртуальной, а потом в виде сетей… Мы все постоянно связаны через телефоны. Я не просто умножаюсь на количество своих контактов – я в степень возвожусь.


Если 30 лет тому назад мультиличностность вызывала шок, и человека подвергали психиатрическому лечению, то сейчас многомерность мира возведена в степень.

Высочайшее благо для человека: «Я могу действовать»

Инна: Не человек – это кто? Чем человек отличается от не человека?

Нино: Можно подвергнуть сомнению свободу воли, но, тем не менее, мы обладаем возможностью выбора. И это высочайшее благо для человека: «Я могу действовать».

Когда робот начнет научаться сам действовать, сам принимать решения, тогда человеку придется переопределять самого себя. Но это не угроза и не опасность, это просто вызов. Надо переопределять самого себя, каждый раз принимая эту новую реальность и понимая, что ты этим связан. И каждый раз ты будешь находить все большую глубину, все большее разнообразие того, что у тебя внутри есть и что ты признаешь в себе.

«Нет нужды заглядывать за рубеж жизни»

Инна: Если нарисовать человека схематически, как какой-то образ, модель, то какие составные части, элементы Вам видятся?

Нино: Вот такой у меня человечек получился (рисунок 1).

Рисунок 1

Инна: Я вижу сплошные бесконечности в этом рисунке. А что каждая из них означает?

Нино: Это бесконечность глаз, это бесконечность восприятия, бесконечное восприятие и бесконечное действие.


Мы договорились друг с другом о том, что есть минуты, секунды, часы, дни... Мы начинаем считать количество времени. Но если мы его примем бессчетным множеством, тогда и получится, что мы находимся внутри дивной бесконечности, потому что она точно так же растягивается, как пространство.

Инна: Когда физическая жизнь заканчивается – что происходит с этими всеми бесконечностями?

Нино: Слушайте, я понятия не имею. Пока что я делаю  все для того, чтобы моя лично не закончилась. Этот забавный вопрос лично меня не интересует по одной простой причине.


Если у меня есть ощущение бесконечности прямо сейчас и ощущение того, что я ее живу, а не пробегаю от минуты к минуте, возникает странное чувство наполненности. И нет никакой нужды заглядывать за рубеж жизни.

«Человек, обуреваемый целью, всегда какой-то очень одномерный»

Инна: Как Вы относитесь к такому понятию, как цель жизни человека?

Нино: Люди старательно себе ее придумывают. Жизнь дана тебе – ну вот и живи, да?


Цель – это способ человека работать субстанцией времени, которая одновременно конечна и бесконечна.

На каких-то этапах цель нужна, на каких-то нет; на одних лучше работать с желаниями, на других с потребностями. Это разные типы проживания жизни. А человек, обуреваемый целью, всегда какой-то очень одномерный.

Инна: Вы верите в то, что у человека есть миссия, предназначение?

Нино: Я верю в путь и призвание. Призвание – это твои отношения с тем, что тебя зовет,  контакт внутреннего и внешнего. А зов – он всегда идет изнутри.

Инна: А это у каждого человека есть? Или его слышат единицы счастливых по-настоящему людей?

Нино: Почему – счастливых?


Счастье не является прямым следствием высокоразвитости. Наоборот. Если я умею играть с бесконечностью, я нахожу бесконечные оттенки каких-то странных состояний, и это суть потрясающее счастье жить.

Но это не означает, что у меня есть канонический набор счастливого человека, принятый в данной среде в данное время.

Разговор о человеке: основные понятия

Инна: Каковы ключевые понятия в разговоре о человеке, на Ваш взгляд?

Нино: Взгляните на этот шестиугольник на рисунке, мне будет проще объяснить на его примере (рисунок 2). Это так называемся «Матрица жизненных путей», ее разработал ученый Сонг Парк, а я ее слегка видоизменила.

Рисунок 2

Это универсальный и крайне утилитарный инструмент. Благодаря ей ты не теряешь аспекты человека. Никакие. Дух, энергию, душу, тело, эго, ум.

Инна: А какие из них  ключевые? Что важно не потерять?

Нино: Важно не потерять все аспекты. Потому что если, допустим, ты не видишь тела – ты не видишь материальности. Эго – это мое отличие, моя самость, моя уникальность, которую я вот и оберегаю, и выражаю, и отстаиваю, и границы определяю, и как-то я с этим живу. Энергия – это то, что мною движет. Это – желания, эмоции, это то, что дает возможность вот этому деланию и действию быть вообще. Здоровое тело дает энергию… Энергия дает телу здоровье. Эго дает телу и энергии возможность понимать, что я – это я. Этого уже достаточно много для того, чтобы человек был виден… Вот такие взаимодействия.

Инна: А внутренний зов вот в этом пространстве? Уже проявляется?

Нино: Ну, он уже здесь… Я умею думать, я понимаю слова, я тащу за собой смыслы и с этими смыслами умею работать. Но я при этом еще и включена в отношения с другими людьми. Это дает мне чувства, проживание и переживания, и душа проявляется через отношения. Благодаря этому я могу существовать в материальном мире как функционирующая система. Если я один – я не вступаю в отношения. Я еще вообще не человек – я суперотлаженный механизм. Если мы не выходим на вершину, не выходим в дух, не выходим в присутствие человека, в высочайшую осознанность, возможность творчества, возможность великой воли, то не хватает объема, присутствия, воздуха, высоты, глубины. А когда весь этот конструктор складывается, получается необыкновенно красивая картина.

Инна: Большое спасибо за разговор!


Читайте нас в социальных сетях:

Facebook

ВКонтакте

Telegram